Домой Дизайн и интерьер «На стройке все жестко»: крановщица из Самары — о работе и отношении...

«На стройке все жестко»: крановщица из Самары — о работе и отношении коллег

40
0

"На стройке все жестко": крановщица из Самары — о работе и отношении коллег

МОСКВА, 1 мая — РИА Новости, Анастасия Гнединская. На работе Елена Бакалдина всегда на высоте. Поднимается в кабину башенного крана — до получаса. И так каждое утро. Зимой на челке образуются сосульки, на ресницах — иней. Как управлять столь масштабными конструкциями и часто ли они падают, РИА Новости рассказала крановщица из Самары.

Как шагает радуга

Бакалдина шутит, что ее рабочий день начинается с интенсивной зарядки, кросс-марафона и закаливания. Чтобы залезть на кран, надо преодолеть от 350 до 500 ступенек — в зависимости от высоты башни.

«Я имела дело и с 100-метровыми, и с 140-метровыми. Это примерно как забраться на пирамиду Хеопса или тридцатиэтажный дом», — объясняет Елена.

"На стройке все жестко": крановщица из Самары — о работе и отношении коллег

В блоге у Елены не только рабочие фото

Подъем на самый высокий кран у нее занимал от 17 до 25 минут. Говорит, пока лезешь, даже погода меняется: внизу ручьи, а наверху иней и температура на несколько градусов ниже.

«Летом стартуешь в футболке, а на последних секциях накидываешь кофту. Зато какие пейзажи! Вы когда-нибудь видели, как из земли «вырастает» радуга? — спрашивает Елена. — Я — несколько раз. Что самое интересное, она не стоит на месте, а перемещается».

«Обычно смертельный исход»

В профессию она пришла 14 лет назад. Сейчас не может даже вспомнить, как выбирала специальность. Возможно, взяла пример с брата. Он тоже крановщик, но не на башенных, а на гусеничных — у них кабина почти на уровне земли.

"На стройке все жестко": крановщица из Самары — о работе и отношении коллег

Крановщица Елена Бакалдина

Прежде чем пойти учиться, нашла наставницу. Та предупредила: «Сперва залезь на кран, посиди в кабине, почувствуй, как стрела гнется. А потом уже решай, сможешь работать или нет». Елена так и поступила.

Первый подъем помнит до сих пор.

«Страшно не было, но физически очень тяжело. Лестница строго вертикальная, без наклона, как на современных. До кабины — 16 этажей по три метра. Для неподготовленного человека это своеобразное испытание. Мышцы потом болели несколько дней — словно марафон пробежала».

"На стройке все жестко": крановщица из Самары — о работе и отношении коллег

Рабочие моменты

Но в кабине почувствовала себя уверенно, страха высоты не было. Хотя так не у всех — с первым подъемом иногда не справляются даже мужчины.

«У моей наставницы был один ученик — двухметровый «ковбой». Никто не думал, что он испугается. Но на полпути на него напал мандраж. Так и завис: ни вверх не может идти, ни вниз спускаться», — рассказывает Елена.

Первые месяцы на стройке дались нелегко. Бывало, звонила куратору в слезах. «Я ведь пришла сюда в 24 года — девочка в розовых очках. А здесь все так жестко, по-мужски. Но я всегда знала, что хочу работать на кране. У меня были и амбиции, хотела построить самое высокое здание в городе».

Мечту она воплотила. Принимала участие в возведении рекордсмена по высоте в Самаре — 35-этажного дома в жилом комплексе Вилоновский.

"На стройке все жестко": крановщица из Самары — о работе и отношении коллег

Елена Бакалдина

Чтобы стать крановщицей, не нужно получать даже среднее образование — достаточно окончить трехмесячные курсы. Девушек было много, но на башенный кран училась только Бакалдина. Остальные осваивали заводские — они намного ниже: максимум пять этажей.»Во время обучения девчонки с завода всякие страсти рассказывали про стройку. Мол, пока повернешь стрелу, на прежнем месте уже могут стенку возвести. И ты прямо в нее врежешься».

Поработав, Елена поняла: самое страшное — падение крана. Оказывается, аварии случаются довольно часто.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Обои: основа любого косметического ремонта и финальной отделки помещений

"На стройке все жестко": крановщица из Самары — о работе и отношении коллег

«В 2020-м в Тюмени из-за порыва ветра упали сразу три крана. Причем ребятам повезло: остались живы, хоть и получили травмы. Обычно же — смертельный исход», — говорит Бакалдина.

Перед тем как забраться на башню, мониторят погоду. При сильном ветре работы отменяют. Но иногда ураган налетает внезапно. «Тогда главное — успеть поставить стрелу «на флюгер», чтобы она спокойно крутилась в поворотном устройстве по ветру».

Но даже при стандартных погодных условиях металлоконструкция вибрирует — например, когда натягиваешь груз. Из-за этого, по словам Елены, в кабине все время ощущаешь себя как на аттракционе.

«Чепырики» и «чебурашки»

В мужском коллективе ей легко. С дискриминацией ни разу не сталкивалась, но привыкать к порядкам на стройке все же пришлось.

«Например, здесь принято обращаться на «ты» — это не считают неуважением. Я же первое время всем «выкала» — бригадиру, строителям. Ребята отшучивались: «Да я вроде бы еще не такой старый», — вспоминает крановщица. — После четырнадцати лет работы приучила себя, но все равно «вы» иногда прорывается».

"На стройке все жестко": крановщица из Самары — о работе и отношении коллег

Елена Бакалдина на работе

Интервью Елена дает во время перерыва. В рации периодически трещат голоса ее коллег. Мат — в каждом предложении. Она извиняется: на стройке без этого никуда.

"Привыкнуть трудно. При мне прошу не выражаться. Но еще сложнее было, когда ребята начали на сленге называть разные строительные детали. Я не понимала, что от меня хотят. Нам же на курсах рассказывали про "грузозахватные механизмы", а здесь — "чебурашки", "чепырики", "пауки".

За все время ни один рабочий не сказал, что Елена — не на своем месте. Ее это даже немного удивляет: «На дорогах такая гендерная дискриминация. А на стройке — нет. Хотя это те же мужчины, которые проклинают блондинок за рулем».

А вот подписчики блога, который она ведет, иногда не верят, что женщина может быть крановщицей.

«Один парень написал, что я специально для соцсетей залезаю в кабину к приятелю или брату, чтобы постановочные фото сделать». Переубеждать его Бакалдина не стала — просто от души посмеялась.

"На стройке все жестко": крановщица из Самары — о работе и отношении коллег

Отношения с мужчинами на стройке у Елены исключительно рабочие. Хотя первое время пытались ухаживать. «Помню, как-то устроилась на новый объект, а мужики собрались у крана и ждали, когда пройду. «Говорят, крановщица у нас красивая, вот и решили посмотреть».

Обед под облаками

Рабочий день Бакалдиной начинается в восемь утра. И смены по восемь часов. Обед — на высоте. Вниз спускаться смысла нет, на дорогу уйдет все время перерыва.

"На стройке все жестко": крановщица из Самары — о работе и отношении коллег

Завтрак под облаками

В туалет тоже не спускаются. «В подробности не буду вдаваться, думаю, все понимают».

Кабины на разных кранах отличаются. Одни просторные — может поместиться шесть человек. Другие такие крошечные, что даже ноги не вытянешь. Но ни в одной нет кондиционера.

«Не представляете, как она нагревается летом в полдень. Бывает, больше сорока градусов. Шторки на окнах есть, но они не спасают. В час пик в жару невозможно слезать без перчаток — металл раскаленный».

"На стройке все жестко": крановщица из Самары — о работе и отношении коллег

Вид из кабины башенного крана

Управлять краном не так сложно: на старых направление задается рычагом, на более современных — джойстиками, как на игровых приставках, объясняет Бакалдина. Но любой маневр нужно просчитывать на два шага вперед, иначе не избежать трагедии.

Каждому крану Елена придумывает имя: Дуглас, Катюша, Старушка. Сейчас она на Бывалом. Говорит, что профессию выбирала «по любви». Долгое время свои будни даже работой не называла. Говорила: иду на стройку. Будто это для нее — хобби.